Как живут и во что верят езиды Пензенской области

a1f83f0728_250cropНеобычный народ живет в селе Воробьевка Шемышейского района. Лет 15 назад в селе Надеждино, что в Воробьевском сельсовете Шемышейского района, появились новые жители — смуглые, темноволосые, кареглазые. Одни вроде на кавказцев похожи, другие — на индусов. Говорили на незнакомом языке.

Работящие: не успели приехать, как тут же обзавелись хозяй­ством – на каждом подворье по несколько баранов и коров. С местными сближаться не торопились, хотя относились ко всем ровно и доброжелательно.

— Кто они, откуда? — недоумевали жители всех трех сел Воробьевского сельсовета — Воробьевки, Малыгино и Надеждино. — В наших краях таких отродясь не видали.
Выяснилось, что это переселенцы из Армении, но… не армяне – езиды.

— Как? Изиды или язиды? А что, разве есть такой народ? — Вопросов было много.

Есть такой народ!

Чуть позже, когда приезжие немного обжились в Надеждино, перезнакомились с коренным населением (преимущественно русскими и мордвой), начали понемногу рассказывать о себе. Всю жизнь, сколько себя помнят, жили в Армении, куда их предки после Первой мировой войны эмигрировали из Ирака и юго-восточной Турции.

А произошел езидский народ, по одной из версий, из Индии, из Мумбаи. У них свой язык (курдский диалект курманджи. – Авт.) и своя религия под названием шарффадинэ. Они – солнцепоклонники, своего верховного бога (в образе павлина) называют Малаки-Тавус.

— Эх, поносило вас по свету! — сочувственно говорили односельчане, не придавая особого значения тонкостям религии шарффадинэ. — Из Индии да в Россию…

Вскоре в Надеждино стали приезжать и другие езидские семьи. Правда, сейчас большинство из них переселились в Воробьевку — центральную усадьбу.

За последние десять лет за счет езидов население сельсовета увеличилось почти на треть. Если в 2004 году здесь проживало 258 человек, то сейчас — 349.

В Воробьевской основной школе уже привыкли к симпатичным смуглым ребятишкам, которые сейчас составляют третью часть всех учащихся. Хотя поначалу те доставляли немало хлопот. Причина – незнание русского. Приходилось поначалу задействовать в качестве переводчика одного из родителей, более-менее сносно объясняющегося на государ­ственном языке.

Восьмикласснице Инге Садоян 17 лет. В таком возрасте обычно школу оканчивают.

— В Армении я училась четыре года, а когда переехали в Россию, меня отправили опять в первый класс, потому что я ни слова не знала по-русски.

Ее однокласснице и однофамилице Заринэ Садоян повезло чуть больше — она в Армении перешла во второй класс, поэтому от российской программы обучения отстала всего на год.

Но девушки не комплексуют по поводу того, что им придется задержаться в школе. Высшее, впрочем, как и среднее профессиональное образование они получать не собираются. Так же, как и работать. У езидов это не принято.

— Удел езидской женщины – замужество, материнство, ведение домашнего хозяйства, — объясняет Заринэ. — А мужчина — кормилец, добытчик. Так было заведено испокон века, и не нам менять устои предков. Для нас и наших родителей удивительно было то, что директор нашей школы — женщина, Нина Викторовна Кузина.

Кстати, в 8 клас­се Воробьев­ской школы всего четыре ученика. Все — Садояны.

Гость — это святое
— Люблю я Воробьевку, хорошо здесь, привольно. Люди добрые. Земли много — есть где скот пасти, – говорит председатель сельскохозяйственного ко­оператива «Восход» Рашо Асоян (местные зовут его Рашидом).

Он переехал в Россию в 2003 году, в город Димитровград Ульяновской области, где осели старшие братья. Но, по его словам, в квартире многоэтажного дома чувствовал себя, как в клетке:

— Я же сельчанин, с детства привык к земле, всю жизнь скот выращивал.

Так, вместе с женой Наринэ и тремя сыновьями оказался в Воробьевке.

Купили небольшой домик с хозпостройками, развели бычков, коров и баранов. Обеспечивают молоком и мясом не только себя, но и продают продукты с собственного подворья.

Мы в гостях у Рашо Асояна, за празднично накрытым столом (несмотря на будний день). Гость для езидов – это святое, будь то глава администрации Воробьевского сельсовета Николай Коновалов или сосед дядя Петя.

Несмотря на то что трое сыновей Асоянов — Хадо, Калаш и Овсеп — сейчас учатся в пензенских вузах, домочадцев не стало меньше. Пришел помочь шурину по хозяйству брат Наринэ Мамвел, да еще маленькие внучатые племянники гостят. Семьи у езидов большие — от трех детей и больше.

— Мы любим гостей, стараемся всегда жить в мире и дружбе с соседями, — рассказывает Рашо Шакроевич. — Не выделяемся ни одеждой, ни поведением. Лично у меня много друзей и среди русских, и среди мордвы, и среди татар. Вот только межнациональные браки у нас не приветствуются.

О суженых и ряженых

Дело в том, что езиды, как и индусы, традиционно делятся на касты: шех, пир (высшие, священнические) и мрид (миряне). Принять шарффадинэ невозможно, поскольку для обращенного не находится места в кастовой системе.

Вообще, езид – это не только этническая принадлежность, а езидом считается тот, кто рожден от родителей, исповедующих шарф­фадинэ. Человек, принявший другую религию, перестает быть езидом. Дети от смешанных браков езидами не считаются.

К слову, семья Асоянов, так же, как и остальные их воробьевские соплеменники, относится к касте мридов.

Езидские девушки недостатка в женихах не испытывают – благо демографическая ситуация в этой среде благоприятная.

Как поведала ученица Воробьевской школы Инга Садоян, о суженых-ряженых начинают думать незадолго до национально-религиозного февральского праздника Айд Хидр Наби – Дня покровителей исполнения желаний:

— Перед праздником проходит трехдневный пост, а накануне специально для молодежи печется соленое печенье. Съедаешь половинку на ночь, не запивая водой, а оставшуюся кладешь под подушку – ночью обязательно приснится суженый или суженая. И очень скоро встретится в реальной жизни.

Инга рассказывает, что ее мама таким образом жениха во сне увидела. Бабушка считала, что замуж рано ей выходить и не разрешала печь «свадебное» печенье. Так добрая соседка угостила. И в ту же ночь девушка увидела во сне парня, который уже шесть раз засылал к ней сватов, да только родители ему все время давали от ворот поворот. Буквально через несколько дней жених пришел в седьмой раз. Тогда родные согласились на брак дочери.

— А если не приснится суженый? — поинтересовалась я у Инги.

— Значит, время еще не пришло, — улыбнулась девушка.

Автор: Наталья СИЗОВА, фото автора
Источник http://www.pravda-news.ru/topic/50588.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

11 − 10 =