Разоблачение истинного арийца, часть 2-я. Защитник Османской империи.

ezdixannews.com

ezdixannews.com

 

jhz_8cpJbvs
Дамы и господа, братья и сестры, друзья и недруги, хочу предоставить вашему вниманию мнение Вакила Мустафаева, которое он написал в дискуссии со мной по поводу геноцида и массовых убийств, совершаемых Османской империей.

Вакил Мустафаев: «Ездихан, к сожалению Вы не читали рапорта русских генералов Паскевича, Маевского и других о том, что «сами армяне виноваты в погромах со стороны курдов». Также не читали американских и других историков. Кроме того ни один народ не простил изменников на протяжение всей истории человечества. 30 армян являлись членами парламента Османов, 37 армян занимали высшие посты при османах. Даже монетным двором руководил армянин. Вся торговля находились в руках армян. За что они изменили курдам и туркам-османам?. Только не надо говорит о религии. Эта ложь армян давно уже опровергнуто. Курдские «политики» Дийарбакра не знают свою историю. Кто уничтожил 2 млн. 300 тысяч курдов Кавказского Курдистана и Сархада?. Если османы виноваты в гибели армян, греков, ассирийцев, грузин, арабов, и т .д. то пусть армяне подадут материали в Международный Суд. Никто кроме Суда не имеет право кого то обвинят в геноциде. Почему армяне не подают в суд?. Суд признает геноцид, я первым буду просить прощения. Если за религию, то за 2500 лет давно уже не оставался бы в Курдистане ни один армянин. Подумайте сами».

Вакил Мустафаев: «Вы сами то верите этим сказкам?. В таком случае ни один армянин или езид не оставался бы в Турции и Курдистане. А армяне давно бы обращались в Международный суд, имея такие доказательства. Вы не виноваты. Вам с детства «промывали» мозги, оправдывая свою измену и рассчитывая получить деньги от Турции. Но, уже поздно. СССР сдох и открылись секретные архивы Российской империи. Проснитесь, чтобы не оказаться в смешном положении».

Вакил Мустафаев: «Ездихан!, парламенты пуст решают свои внутренние дела, а не функции Международного Суда. Только суд на основании собранных доказательств выносит приговор. Любой парламент не имеет право осудит и одного гражданина, а тут целые народы. Вы что? Турков и курдов считаете дураками?. Разве у нас нет юристов-международников?. А политику пуст не смешивают с юриспруденцией. Даже если вес христианский мир признает «геноцид», есть еще мусульманский мир. Не считайте турков дураками. У них доказательства об армянских преступлениях более чем достаточны. Они там поступали так же как в Красном Курдистане, применяя закон «выженой земли». Это только армянский метод, которое не требует доказательства. Поняли?»

Лицемерие этого человека и его преступное отрицание и оправдывание массовых убийств и преступлений перед человечностью, совершаемых Османской империей, не влезает ни в какие моральные рамки. Этот человек кощунственно называет все пострадавшие национальные и религиозные меньшинства предателями и врагами за то, что они боролись за свое существование. Т.е. все армяне, греки, ассирийцы и езиды в его глазах являются предателями, т.к. они пытались защитить свои деревни, дома и семьи от озверевших нелюдей, которые уничтожали все на своем пути. Он пытается переложить вину за бесчинства османов на пострадавших и тем самым пытается не только отрицать массовые убийства, но и оправдывает их.

Для более наглядного представления о вранье и преступном отрицании геноцида этим человеком приведу вам отрывки из очерков людей, которые были непосредственными свидетелями тех событий.». Полковник русской армии Лазарев Я. Д., автор ряда статей о положении армян в восточной части Османской империи, издал в 1895 г. очерк «Причины бедствий армян в Турции и ответственности за разорение Сасуна».

Вот некоторые отрывки из его очерка

«Начальники проходящих войск давали сельским обществам квитанции на забранные ими припасы не в полном количестве, а почти на четвертую долю действительных харчей. Те же общества, по приказанию начальства, не раз отправляли провиант из собственного запаса на своих подводах к войскам, расположенным в Эрзерумском, Баязетском и Карсском пашалыках. Случалось, что по доставке провианта в лагерь, солдаты отнимали скот и резали для пищи, а иногда на обратном пути курды отбирали у подводчиков быков; причем сопротивление последних не обходилось без убийства. Жалобы на курдов оставались без удовлетворения. Все это и впоследствии усиленные налоги, грабежи, нескончаемые воровства курдов и поборы турецких заправил, вели к будущему неизбежному обнищанию кроткого, трудолюбивого и долготерпеливого армянского земледельческого населения. Все припасы армян-райев, которыми пользовались турецкая армия и войска, проходящая из Багдада, Вана и Диарбекира, — имелось в виду зачесть в счет податей. Такое иго рабства томило их на родной земле и последние соки выжимались из них. Впоследствии затраты их остались без вознаграждения, невзирая на взнос ими в начале войны 1877 года разорительного «имдата» с души по 2 меджидие. Причем бедные, во избежание наказания, продавали имущество для удовлетворения требований администрации.»

«Вышеприведенная система обирания армян-райев под видом узаконенных налогов (чего не взимается с местных мусульман), насилия властей и безнаказанные преступления курдов (баши-бузуков Порты), воровства, убийства и увод в рабство замужних женщин и девушек, — ввели их в неизбежную нищету. Поэтому за истощением у бедняков средств для платежа «нуфуса» и других налогов, случалось, что ломали хижины их и продавали балки и проч. Следовательно, не удивительно, что более 17 т. обнищавших армян, не имея возможности существовать в Турецкой Армении, перебрались в Карсскую область, Эриванскую губернию и другие места Закавказья из-за куска хлеба, подвергаясь на пути бегства ограблению и убийству со стороны курдов. В то же время громадная масса бедняков из тех же мест перебралась в пограничные с Турцией провинции Персии для пропитания себя, не говоря о выходцах из Ванской области в Персию же более 18 т. душ от насилий и разорения курдами-Гамидинцами гайдаранского общества. На северо-западном прибрежьи Ванского озера, в волостях Арджисе и Алджавазе, опустели в 1894 году следующие 16 деревень: Джадка, Фишнакомер, Эгецор, Зутка, Агуаницванк, Гармизонк, Делан, Фа-нон, Каракешиш, Арэн, Каджеран, Кизилкая, Ахарап, Матнаванк и Оракан. Фишнакомер выжгли Гамидинцы, подчиненные Гайдаранскому Гасан-аге, живущему в армянской деревне Подносе и ныне называемому Гусейн-пашею, по чести командования башибузукским полчищем новых янычар «Гамидие». Все эти выходцы в Закавказье и Персию надеются, что анархическое состояние их родины изменится и тогда они возвратятся туда для существования при лучших условиях, т. е. вне влияния турецких заправил, с ограждением их от прежних варварских насилий и налогов».

«Далее, небезынтересным считаем поговорить о состоянии армян во ста деревнях 6-ти волостей Хизанского края (в Битлисском вилаете), как-то: 1) собственного Хизана, 2) Спайкерта, 3) Шенацора, 4) Нызари, 5) Мамртана и 6) Эгуна. Жители этих волостей еще до русско-турецкой войны 1877 г. не имели права носить оружие для защиты себя, имущества и чести семей против хищных курдов, до того были разорены последними, что большая часть их покинув родной кров, богатейшие поля, леса и сады, называемые Погосом Натанияном «раеподобными» сделались пролетариями, так как правительство не покровительствовало им. Оставшиеся же на месте братья их находятся в рабском состоянии у хищных кочевников, а жители Мамртана дают им даже три части урожая, оставляя себе четвертую. Нет сомнения, если эти армяне носили б оружие, подобно сасунцам, то не допустили бы курдов разорить и поработить себе. Выходцы из Мамртана и прочих волостей живут в Мушском, Ванском и Диарбекирском пашалыках. Битлисе и других местах, имея в руках кочаны (купчии) на покинутые ими недвижимости. Они питают надежду, что настанет момент правосудия тогда вернутся в свои жилища и освятят церкви, оскверненные курдами. В волости Мамртан, близ сел. Апаранац, есть знаменитый монастырь под именем Апаранского Св.Креста и в нем поселился курдский старшина — разбойник Осман. Монастырь, по грандиозности и великолепной архитектуре, считается одним из лучших храмов в Армении. В нем хранился Крест из древа Жизни, присланный в IV веке в дар из единоверной Византии. На поклонение Св. Кресту и другим святыням ежегодно стекалась бесчисленная масса богомольцев. Ныне, когда святилище это превращено в жилище курда-разбойника в безначальной Армении, то прекратилось и посещение его богомольцами.

Нет сомнения, если б Порта пожелала, чтобы курды очистили захваченные ими армянские селения и церкви и перешли бы на места прежнего своего коренного жительства, то Битлисский губернатор Вели-паша вызвал бы старшин и обязал бы их в двухмесячный срок исполнить волю правительства. Тогда изгнанники, оповещенные местными властями о распоряжении правительства, вернулись бы под родной кров к порабощенным братьям своим и воспользовались бы полями, лесами и «раеподобными» садами. Но турецкое правительство добровольно не сделает такого шага к справедливости в столь вопиющем деле в пользу обиженных христиан-изгнанников. Порта дорожит единоверным хищным курдским элементом, служащим, как бы опорою владычества ее в Армении и оружием для разорения и избиения безоружных армян и вообще для вытеснения последних из родины… Таким же образом в настоящей половине 19 века армянское население вытеснено и из волостей Хута и Чхурпа Мушской провинции и из Моткана (близ Битлиса), так что много деревень захватили курды, обратившие церкви в хлевы и склады корма для скота. Но курды Чахура и Хута, подчинявшиеся известному злодею Муса-беку, отцу и деду его, прежде не имели земли и лето проводили на кочевках, а зиму в армянских деревнях. По водворении в Армении благоустройства, с восстановлением права христиан на отнятые у них курдами родовые недвижимости, многие, нет сомнения, вернутся под родной кров, для распахивания прежних своих нив».

«В данное время курды играют роль башибузуков для целей турецкого правительства. В 1891 году правительство вместо введения в Армении реформ сформировало из курдов конно-иррегулярные полки в районах населения армян (от пределов Эрзерума до Персии и Закавказья) под общим именем «Гамидие» вроде новых янычар с оставлением их на месте у себя дома, без несения службы, но с производством им жалованья. Задача их состоит в разорении армян. Расформирование и обезоружение их было бы первым условием уменьшения воровства, разбоев и других преступлений, претерпеваемых армянами. В 1893 году эти янычары угнали весь скот и стада овец армянских деревень Алашкертской долины и Верхнего Пасена и совершили среди дня убийства и изнасилования женщин, пользуясь потворством и бездействием администрации. То же самое хищничество они творили среди дня в деревнях Хнуса, Буланлуга, Манаскерта и в Ванском пашалыке по внушениям бинбашей и юзбашей (братьев и патронов их). Такая янычарская вольница создана, повторяем, для уничтожения, разорения и вытеснения трудолюбивых армян-земледельцев из 40-вековой родины. Османская администрация могла бы удержать организованных хищников-гамидинцев от такого варварского бесчинства и заставить возвратить потерпевшим угнанный скот и стада; но, напротив, она, в довершение бедствия ограбленных армян, выгнала их из некоторых деревень Алашкертской долины и поселила в них курдов, пришедших, по мановению ее, из Эриванской губернии, с назначением им «айлуг» (месячного пособия). Даже название знаменитого селения Каракилиса изменено переименованием его в «Гамидие», по имени Султана Гамида. В данном случае цель правительства не составляет секрета и заключается в том, чтобы всеми мерами варварства вынудить христиан уходить из родины, усилить в Армении хищный курдский элемент, потушить армянский вопрос и тем обратить в нуль обязательство свое перед Великими державами по Берл. тракт. Вопрос этот впервые возбужден русским правительством в Сан-Стефанском договоре (ст. 16) для обеспечения общественной безопасности армян и ограждения их от насилий курдов и черкесов».

«О зверствах хищных шейхов (большей частью безграмотных) и Гаснанских беков (воров и патронов разбойников) и о их захватах недвижимостей армян-сельчан указано в очерке о 47-летней турецкой анархии в юго-восточной Армении. Поныне ни один из шейхов и беков за дюжину преступлений против христиан не наказан турецким правительством, которое одним курдом больше дорожит, нежели 100 честными христианами. За убийство одного или двух курдов из шайки, нападавшей на армян в 1891 и 1893 годах, два селения Мушской равнины Варданис в 300 дымов и Авзут в 40 дымов были наводнены турецкими солдатами, жандармерией и курдами для разорения их без следствия и суда; при этом мужчин заперли в особом помещении. Солдаты по приказанию вломились в дома и 3-4 дня насиловали всех женщин и девушек; при этом снимали с них ценные головные уборы и отбирали новые платья; имущество, даже постели и съестные припасы были разграблены, а весь скот достался курдам. При этих трагических событиях начальник отряда бинбаши и его юзбаши, а также и шейх (св. отец курдов) ободряли солдат и башибузуков, говоря, что правительством предоставлены на их произвол жены и имущество гяуров (неверных). По совершении всех зверств в Варданисе — в котором население более 1200 душ — 70 человек были арестованы и отправлены в Муш и оттуда — в Битлис; 50 человек были освобождены, пятеро умерли в тюрьме, 15 наказаны тюремным арестом на 15 лет и содержатся в Битлисе. В Авзуте после разграбления армян и обесчещения их жен и дочерей, 22 человека были отправлены арестованными в Битлис, где двое умерло, а остальные ныне содержатся там. Подробности трагических событий в Варданисе и Авзуте описаны нами в очерке 47-летней турецкой анархии в юго-восточной Армении. Тамерлан грабил страны и пленял людей, но не направлял воинов на поголовное обесчещение христианок. Турки, потомки беглецов из Турана (Туркестана) времен Чингис-хана, господствуя 5 веков на Босфоре, превзошли Тамерлана бесчеловечными деяниями над своими подданными христианами. Разве к туранской натуре при магометанском фанатизме может привиться европейская цивилизация? Они усвоили себе подражание наружным формам европейских порядков, фигурируя в блестящих мундирах, при умении распоряжаться бойнею тысяч невинных христиан. Далее обратимся к прерванному рассказу о новых янычарах-Гамидинцах.

Гамидинцы, организованные полчища разбойников, вооружены ружьями новой системы.1 Они, живя на свободе у себя дома, порою нападают на пограничные персидские деревни, где производят грабежи и убийства. Они в прошлом 1894 году ограбили армянский монастырь Дереке-ванк в Салмастском округе Персии и угнали монастырский скот и стадо овец. Эти хищнические набеги считаются маневрами или военными прогулками для развития воинского духа и рыцарского удальства гамидинцев. В случае политического разрыва между Портою и Россией янычарские полчища «Гамидие» в соединении со скопищами курдов налетят на пограничные наши деревни и наделают много бед. Итак, за расформированием и обезоруживанием гамидинцев все-таки курды останутся в вооруженном состоянии над головами безоружных армян-сельчан. В виду могущего случиться в близком будущем неожиданного нападения курдов, по мановению Порты, на христиан для избиения, о чем мечта из туранской головы турок не выходит (как уже раз сбылось наше предсказание 1882 года спустя 12 лет), было бы полезно и справедливо предоставить армянам право ношения оружия: во первых, для самозащиты против врагов и хищников, охотящихся на имущество, жен и дочерей христиан, и во-вторых, для сопротивления при нападении курдов массами на христианское сельское население для избиения, в угоду правительству или, лучше сказать, для исполнения задачи последнего».

(Лазарев Я.Д. «Причины бедствий армян в Турции и ответственности за разорение Сасуна», 1895).

В своей дискуссии с Вакилом Мустафаевым я уже знакомил его с этой информацией, но он как всегда в своем репертуаре стал пытаться меня и Лазарева Я.Д. дискредитировать, обвиняя в армянстве и защите армянских интересов. Что поделаешь это видимо его коронный трюк для ухода от ответа. Чтобы развеять все сомнения в объективности Лазарева Я.Д. приведу некоторые другие отрывки из его очерка.

«Можно по справедливости сказать, что армяне при курдских деребеках пользовались лучшими днями, нежели при 47-летней турецкой анархии, имевшей для них следующие гибельные последствия: 1) повсеместное обеднение, 2) бегство из родины ». Эпистолярный очерк Гр. А. Диева «Армянский вопрос в Турции», состоящий из четырех писем, написанных в 1891 г. был издан в Москве отдельной брошюрой в 1893 г.Приведу некоторые отрывки из его очерка:

Другой пример. Армяне, как и другие христиане, издавна, со времен Магомета-Завоевателя, пользовались правом устраивать учебные, благотворительные и богоугодные заведения, и вы не постеснялись урезать их права, не заводя и не имея возможности завести что-нибудь порядочное в этом отношении сами. Правда, еще в 1851 г. состоялось ираде об учреждении в Константинополе академии наук и словесности, но что-то про академиков-мусульман ничего не слыхать. Что касается ваших богоугодных заведений, то о состоянии их может дать понятие «образцовая» больница ваша в Бруссе, где я собственными глазами видел душевнобольных, посаженных на цепь и валявшихся на соломе в своих нечистотах. Сравните с этим армянскую больницу в Константинополе у Семибашенного замка на 800 человек и посмотрите, как содержатся больные. И после этого вы удивляетесь, что и армяне, и другие христиане дорожат старыми привилегиями, которые дают им возможность устроить для себя хоть кое-какие культурные оазисы, защищенные от грабительских инстинктов вашей невежественной администрации!

Но обуявшая вас мания политического розыска завела вас так далеко, что вы посягнули даже на богослужебные книги, с незапамятных времен употребляемые и чтимые армянами, Ваши инквизиторы признали поминание за литургией армянских царей Абгара и Тердата и др. опасным для трона османлисов. Но они не сообразили, что эти лица поминаются как святые, а не как армянские цари, чему лучшим доказательством служит то, что вслед за Абгаром поминается на литургии греческий император Константин, а вслед за Тердатом -Феодосий. А, между тем, этой мальчишеской выходкой вы нанесли оскорбление армянам, в самом чувствительном для них месте. Преследование языка, школ, конечно, также не могло служить к успокоению умов, и без того возбужденных все ухудшающимся положением дел в областях, населенных армянами, где по-прежнему личность и имущество христиан не ограждены от разбойнических нападений курдов и грабителей-чиновников. Неужели у вас серьезно думают, что после неприличного полицейско-покаянного фарса отречения, разыгранного 6 января 1891 г. в Кум-Капу (см. выше письмо второе), вопрос о реформах можно считать порешенным? Наивное заблуждение, напоминающее дальновидность страуса»!

«Зверства, учиненные турками над армянами1 в последнюю войну, внушили России великодушное и дальновидное желание оградить армян и с этою целью было взято с Турции формальное обязательство, подкрепленное Берлинским трактатом, о безотлагательном введении в местностях, населенных армянами, реформ, гарантирующих их личность и имущество от курдов и черкесов.

Прошло с тех пор 12 лет, и Турция все не исполняет своего обязательства, требуемого столько же справедливостью, сколько и положительным правом. Положение армян не только не улучшилось, но ухудшилось после Берлинского конгресса.

В этом пункте согласны все консульские донесения. С одной стороны, покровительство, обещанное армянам Европой, вооружало против них турецкое правительство, а с другой — прилив новых бродячих разбойничьих полчищ — лазов, черкесов и торокамов2 из местностей, перешедших в Россию, поставило армян в безвыходное положение. Если принять по внимание, что курды и пришлые мусульмане все вооружены, а у армян отобраны даже ножи и топоры, то высказываемая иными догадка о том, что турецкое правительство сознательно совершает «почти преступный акт» бездействия, как выразился консул Вильсон, долженствующий привести к постепенному истреблению, вооруженными мусульманами невооруженных армян, не представляется невероятным.

Консульские донесения, относящиеся к первой половине 80-х годов, рисуют положение в Турецкой Армении в ужасающем виде,4 так что был совершенно прав тот честный турок, который писал в 1883 г. консулу Биллоту, что «нынче стало хуже, чем во времена янычар». Армяне подвергаются грабежу со стороны мусульман, которые часто действуют с ведома местных властей.1 Курдские беи и аги свободно и безнаказанно покупают армянских девушек и мальчиков для своих гаремов,2 имея сильную руку при дворе. Правосудие находится в безобразном состоянии и, несмотря на всевозможные торжественные заявления Порты об уравнении христиан с мусульманами, показания первых de facto в грош не ставятся. По заявлению консула Кирмзайда, руководящее начало турецкого правосудия таково: фанатизм, ограниченный подкупом3. Что касается финансового положения страны, то оно характеризуется консулами как повальный грабеж населения со стороны администрации, живущей, главным образом, «бакшишем».

«Европейские державы, хорошо понимая всю невозможность обеспечить армянам личную и имущественную безопасность при существующем в Турции административном строе, коллективно сделали в 1880 г. шаг к побуждению Порты к выполнению принятого ею на себя по параграфу 61 Берлинского трактата обязательства ввести специальные реформы для местностей, населенных армянами. 11 июня была вручена коллективная нота Порте послами великих держав. Но она уклонилась от формального своего обязательства, ссылаясь на то, что правительство турецкое об армянах отечески заботится как и о прочих верноподданных, и что нельзя вводить специальные реформы для них, так как они составляют всего 17%. В ответной ноте от 7 сентября державы изобличили лживость этой цифры (см. выше письмо третье)1 и настаивали на необходимости реформ, могущих оградить трудолюбивое армянское население от хищений и разбойничьих нападений курдов и черкесов. Дальнейшее дипломатическое настояние было приостановлено, так как Германия и Франция стали держать себя уклончиво.

Во вторую половину 80-х годов благодаря занятию англичанами Египта интерес их к армянскому вопросу падает и является стремление к заполучению расположения Порты. Вследствие этого Синяя книга перестала печатать документы, касающиеся положения дел в Армении. Но из других источников видно, что оно нисколько не улучшилось. Если кто еще мог сомневаться в этом, то скандальное дело курда Мусса-Бея, разбойничавшего в Армении в течение нескольких лет, и оправданного благодаря его придворным связям константинопольскими судьями, должно было разбудить самых отчаянных скептиков. Какого правосудия могут ждать армяне глухих местностей, когда этот уличенный разбойник, за делом которого с напряженным вниманием следила вся Европа, все-таки вышел оправданный из суда благодаря давлению двора на судей?

Но как ни редки стали теперь сведения из глубины Армении, все-таки и по этим сведениям положение дел здесь представляется в высшей степени тревожным. Замечательно, что если судить даже по отрывочным известиям, проникающим по недоразумению в официальные турецкие издания, нельзя не видеть, как невыносимо положение армян среди полудикого населения, науськиваемого турецким правительством на христиан. Приведу несколько официальных данных, относящихся к самому концу 1890 года.

В Levant Herald-e1 появилась корреспонденция, очевидно, официального происхождения, из города Сеерта Битлисского вилайета, населенного армянами. Корреспонденция написана для прославления нового начальника санджака Саад-паши и заканчивается выражением уверенности, что населению ничего больше не остается, как просить «милостивого соизволения Гамида II на дальнейшее пребывание нового правителя». Но когда корреспондент переходит к обозрению деятельности нового правителя, то он рисует, сам того не замечая, необыкновенно мрачную картину местного управления: «За арест нескольких важных преступников, коим их высокое положение обеспечивало полную безнаказанность и своего рода неприкосновенность (une espece d’inviolabilite), и задержание нескольких бегов и аг (курдских), приобретших печальную известность своими преступлениями, внушили убеждение (?) населению, что перед законом все равны, что отныне наступил конец грабежу, лихоимству и насилиям, коим подвергалось местное население». Относительно обещанной официозом радужной идиллии, люди, знакомые с турецкими порядками, могут питать законное сомнение, а вот это признание официоза, что армянское население безнаказанно подвергалось грабежу, лихоимству и насилию, очень драгоценно: habemus conhitentem!

Приведу еще один пример. В декабре 1890 г. , в самый разгар армянского кризиса, Порта добыла всякими правдами и неправдами благодарственный адрес армян за подписью 32 лиц, из коих было 28 чиновников Порты и четверо — поставщики ее. Адрес благодарит за доставленное турецким правительством «армянскому народу пятивековое спокойствие и благоденствие». Выдав перед Европой этот адрес за выражение чувств армянского народа, Порта со своей стороны приняла две меры: во-первых, в виде издевательства над Берлинским трактатом она образовала в армянских областях курдскую конницу и, таким образом, поголовно вооружив курдов среди безоружных армян, выполнила шиворот-на-выворот свое обязательство обеспечить безопасность армян от курдов, и, во-вторых, стала ежедневно печатать из армянских областей «успокоительные» телеграммы, которые, однако, при внимательном чтении вместо успокоительного впечатления производили удручающее. Эти официальные признания производили сильное впечатление даже на тех людей, которые a priori считали жалобы армян преувеличенными: известно, чужую беду руками разведу… Обыкновенно официальные сообщения ограничивались лаконичным известием: «по милости султана», там-то и там-то все спокойно, -ни дать, ни взять как «на Шипке все спокойно». Но вот что иногда передавали эти изумительные официальные правительственные сообщения: «Управление Битлисским вилайетом официально доносит в статс-секретариат султанского дворца, что жители (курды) нахий: Аза и Бока, Кинчского санджака, которые помимо отказа платежа податей, в последние 7-8 лет грабили соседние (армянские) селения, поджигали дома, совершали убийства и другими подобными преступлениями угнетали мирных жителей, а высланным жандармам оказывали сопротивление, изъявили ныне покорность и обещали вести себя спокойно».

«Принес повинную, — продолжает успокаивать официальное сообщение, — и курд Тагир, сын Осман-оглы, тот самый Тагир, который, захватив церковь (армянскую) в с. Рас и укрепившись в ней, в течение пятнадцати лет грабил окружные (армянские) селения и совершал другие злодеяния; посланные в прошлом году войска после трехмесячного похода вернулись ни с чем».

Эти взятые на выдержку мнимо- успокоительные правительственные сообщения1 со своим наивным признанием так красноречиво рисуют современное бедственное положение армян, что едва ли нужны еще другие доказательства.

И при таком-то невыносимом положении, когда жизни и чести армян грозит постоянная опасность, вы удивляетесь, что среди армян начинаются брожение, беспорядки, которые вы приписываете случайным агитаторам и внушению иностранной интриги. Тут и камни заговорят, не то что человек, и я берусь вам доказать эту истину на основании ваших официальных актов. Вот что читаем в вышеупомянутом Хатти-Шерифе-Гюльханэ 1839 г.: «Что может быть дороже жизни и чести? Кто в состоянии удержаться от насильственных действий, как бы ни был он по натуре миролюбив, если жизнь и честь его подвергаются опасности? А ежели, наоборот, он пользуется безопасностью, он никогда не сойдет с пути законности и всеми действиями будет споспешествовать благу правительства и своих ближних».

Золотые слова, достойные быть начертанными на фронтоне вашей некогда блистательной, а теперь разваливающейся Порты. В этих же немногих, но мудрых словах заключается и ключ для объяснения законного неудовольствия армян, и путь к удовлетворению их справедливых домогательств». 3). Очерк В. Танишева «Позор цивилизации. По поводу турецких дел» был издан в Санкт-Петербурге в 1897 г.
Приведу отрывки из этого очерка.

«Есть страны, где правительства притесняют некоторые покоренные народы. Эти покоренные не получают права полного гражданства и права достижения высших должностей. Но в более или менее образованных странах они все же пользуются полной личной безопасностью, равенством перед законом и возможностью трудиться и приносить пользу себе и другим. Совершенно другая картина в Турции. Здесь опять выступает во всем своем бесчеловечном ужасе и диком безобразии религиозная, фанатичная вражда мусульман к христианам, все грубые проявления которой санкционированы турецким законом. Вот картина грубейшего, неслыханного произвола турецких войск и властей, повального взяточничества и религиозной нетерпимости. В судах свидетельство христианина не допускается против магометанина. Вот уже доказательство того, что правосудия для армян не существует. Посмотрите теперь на ужасные тюрьмы, одно описание которых приводит в ужас. Здесь часто невинно заключенные армяне содержатся вместе с турками, которые и в тюрьме позволяют себе самым отвратительным образом обходиться с «гяурами». Далее следуют пытки. Арестованных иногда совершенно без причины пытают раскаленным железом и другими бесчеловечными снарядами так, что волосы встанут дыбом от одного описания этих пыток, а о тех несчастных, которых мучают, и подумать страшно. Перед этими пытками бледнеют даже пытки инквизиции. Если в стране такое судопроизводство, то понятно, в каком положении находится угнетенный народ. Следствием повального взяточничества турецких властей является неправильный сбор податей. У без того уже бедного народа отнимается последний кусок хлеба. Посмотрите на способ взимания податей: чиновники останавливаются в домах армян и позволяют себе здесь насилия над их женами и дочерьми, так что при одном появлении «блюстителей порядка» народ бежит. Армянские села обязаны давать квартиры проходящим мимо войскам. И опять женщины должны бежать как можно далее во избежание насилий со стороны грубых солдат. Но это еще не все. Недалеко от Армении живут полудикие полчища курдов, которые очень часто производят набеги на беззащитное христианское население. Опять грабежи, насилия над женщинами и девушками. Скот, хлеб и запасы в руках грабителей. Кроме того курды собирают с армян подать в свою пользу и несчастные совершенно разорены двойными поборами, грабежами и насилием. Понятно, что этот грубейший произвол остается безнаказанным: турецкое правительство даже одобряет его.

Теперь спрашивается, может ли продолжаться жизнь целого народа таким образом? Туркофильская часть нашей прессы думает, что армянские революционеры только «бунтовщики». По-моему же, они — люди, питающие искреннюю любовь к своему отечеству и готовые отдать все, чтобы помочь ему хоть немного. Мы ужасаемся татарским игом, инквизицией и вообще жестокостями, известными нам из средней и новой истории. Но разве турецкие зверства не так же ужасны? Армяне, конечно, не вытерпели. Между ними началось движение во имя освобождения. Они заявили, что не могут платить податей одновременно курдам и турецкому правительству. Желая подавить движение в самом начале, султан велел произвести резню. Эта дикая сасунская бойня не поддается описанию, но она тем ужаснее, что произведена была по приказанию государя страны над его подданными. В 1894 году, в Битлисском вилайете, близ Муша, были собраны турецкие войска и курдская конница, которые затем истребили и сожгли дотла 48 деревень, избили 10000 человек, не щадя женщин и малюток. Целая местность наполнилась беглецами, погоня следовала по пятам.. Беглецы неслись в ужасе и с воплем, зная, что рано или поздно они должны попасть в руки мучителей. Некоторые падали в ущелья, другие умоляли о пощаде. Женщины предавались поруганию и делались жертвами животных страстей дикого народа. Дети убивались без пощады и тут же слышен был безумный, раздирающий вопль матерей. Села были в пламени. Церкви осквернялись. Мучители в диком упоении привязывали младенцев друг к другу и стреляли, чтобы узнать, скольких может пробить одна пуля. Юноши были покрыты хворостом и сожжены живыми! Тут же лежали окровавленные трупы прелестных молодых девушек, у которых едва угас взор, полный стыда и отчаяния… Но довольно, я забыл ту презрительную усмешку, которая появится на устах некоторых, даже многих, при чтении этих строк. Что же, смеяться удобнее, чем серьезно задуматься.

Понятно, что сасунская резня не только не подавила движения в Армении, но еще и усилила его. А курдская конница, вместо примерного наказания, получила почетное название «Гамидиэ» (в честь самого султана), начальник ее Зекки-паша — знаки отличия. Все это сов_________________________________________________________»Армянская резня» В. Михайлова является главой очерка «Кровавый султан», состоящего из 14 глав, разносторонне характеризующих личность и деятельность турецкого султана — тирана Абдул-Хамида II. Очерк был напечатан в 1912 г. в «Исторической библиотеки» (№ 45).
«Софты имеют громадное влияние на невежественный, но очень религиозный народ. Через них-то главным образом и воспитывается в мусульманах нетерпимость и дикая ненависть к христианам.
Несколько слов, сказанных софтам повелителем правоверных, вполне достаточно для того, чтобы повсюду в империи на всех базарах, площадях, а преимущественно в мечетях начались возмутительные, возбуждающие ненависть к христианам проповеди, призывающие к истреблению их.
Слова изуверов падают на очень благодатную, восприимчивую почву: каждый магометанин воспитан в ненависти к христианам и достаточно малейшей искры, чтобы вспыхнул один из тех страшных погромов, которыми так богато царствование Абдул Гамида.
Было время, когда при каждом выходе падишаха его сопровождал с обнаженным ятаганом (кривая сабля) палач, который по малейшему знаку своего повелителя творил немедленную расправу над провинившимися перед падишахом лицами.
Абдул Гамид предпочитал своей ненависти не обнаруживать — злодеяния производил потихоньку, без огласки. Султан оставался в стороне.
Так было и в памятном для армян 1895 году.
Переговорив предварительно наедине с софтами, Абдул Гамид послал приказ Зекки-паше (Иззет-паша) произвести кровавую расправу с армянами в Малой Азии. Софты начали повсеместно проповедь истребления армян. Чернь, купцы и выпущенные из тюрем преступники вооружались, а командированные из Ильдиз-Киоска агенты получили специальное поручение вызывать резню провокационными приемами.
В назначенный день по сигналу, данному из Ильдиз-Киоска, во всей Турции началась ужасная резня армян. В одной Армении погибли десятки тысяч ни в чем неповинного народа. Что делалось в Малой Азии, можно судить хотя бы по тому, что делалось в Константинополе.
Очевидец этой резни г-н Кази Бек описывает ее с полными ужаса подробностями. Погром был вызван инсценированным провокаторским нападением на банк, который турки неосновательно приписывали армянам.
Партия приблизительно в сорок человек, принадлежавших к различным национальностям, ворвалась в банк и произвела выстрелами переполох среди служащих и публики. Возможно, что среди нападавших были армяне.
Выстрелы в банке, точно электрическая искра, пробежали по столице и все взволновалось. Происходило нечто невероятное: крики, шум, выстрелы, стоны, вопли, мольбы, грохот запираемых магазинов, все это смешалось в один неприятный общий гул, который был еще тем страшнее, что никто не знал, что делать и куда бежать. Многие вместо того, чтобы спрятаться в доме, как раз выбегали на улицу и прямо попадали под выстрелы усердных турецких солдат.
Остервенение этих последних достигло чудовищных размеров. Они умерщвляли первого встретившегося христианина, не разбирая, кто он — армянин ли, француз, немец или болгарин.
Армян выдавали их характерные носы. Нередко и турок принимался за армянина и расстреливался, несмотря на призывы Аллаха и его пророка.
Волосы становятся дыбом при мысли, что делали в глуши Армении курды над несчастным порабощенным армянским народом. Кто мог спасти его? Кто ответит за позор дочерей, сестер, матерей и невест? Кто протянет им руку помощи? Увы! Крики их, раздиравшие душу, остаются точно глас вопиющего в пустыне.
Когда из Стамбула озлобленная толпа турок стремительно бежала через мост к Галату, сокрушая все на своем пути, то в этом переполохе погибло много европейцев.
В Галате, близ Оттоманского банка, жило армянское семейство, состоявшее из нескольких душ и довольно состоятельное, полиция это хорошо знала. В полдень, когда перестрелка еще продолжалась, чернь бросилась во внутрь дома и через несколько минут выкинула из окон истерзанных детей и двух обезображенных женщин, а вслед за тем вытолкала на улицу израненных мужчин.
На улице этих несчастных ждали новые мучения. Остервенелая толпа добила их. Дом, конечно, немедленно разграбили и унесли все ценное. Солдаты равнодушно смотрели на все это, не принимая никакого участия для спасения армян. Глаза их только с жадностью следили за тем, как толпа уносила награбленные вещи. Выстрелы и крики заставили меня, — говорит г-н Кази Бек, -выбежать на улицу. Почти у подъезда я столкнулся с толпой в пятьдесят приблизительно человек, которая, крича и шумя, неслась куда-то на всех парах. Я бросился вслед за нею, точно увлекаемый какой-то силой, и не отставал. Пока мы бежали переулками, в нас стреляли беспрерывно из домов.
Меня это обстоятельство сильно поразило: переулок, мимо которого мы стремительно неслись, был населен преимущественно торговцами-греками и вот они, скрыто и давно ненавидя турок, пользуясь суматохой, стреляли из своих домов.
Выстрелы делали свое дело. Почти у самой моей головы раздался оглушительный выстрел, поваливший на месте бежавшего турка, он как-то неестественно взмахнул руками и шлепнулся на землю. Толпа состояла исключительно из турок и албанцев, за исключением нескольких человек курдов. Оказывается, что эта толпа давно уже наметила себе жертву и вот, пользуясь общей суматохой, решили не упустить удобного случая.
В одной из скромных улиц Галаты, которая ведет в Перу, есть квартал, населенный армянами и греками. Туда-то и бежала эта дикая банда.
Разъяренная толпа не щадила ни женщин, ни детей. Ужас охватывал меня, когда приходилось наступать на тела этих безвинно погибших людей. О, как сильно все заблуждаются по отношению к туркам. Я удивляюсь, как не хотят понять, что турки решили раз навсегда избавиться от ненавистных им армян и делают все, чтобы привести это в исполнение.
Толпа неслась и, наконец, достигла своей цели. Но когда она храбро кинулась на армянский дом, желая разнести его, оттуда градом посыпались выстрелы и заставили толпу рассеяться. Многие с криком и стоном попадали на землю. Но, собравшись, толпа снова кинулась на приступ и на этот раз, не взирая на продолжавшие сыпаться выстрелы, с каким-то непонятным упорством ворвалась-таки в дом.
До какого зверства может дойти человек! Жертву выкидывали на улицу, где ее подхватывали и почти раздирали на мелкие куски. Среди белого дня, когда ослепительно сияет солнце, льется потоками невинная кровь по грязным улицам Стамбула. Полиция не успевает убирать трупы, как являются новые, еще в более обезображенном виде.
Восстание охватило Турецкую Империю. Константинопольские ужасы — пустяки в сравнении с теми, какие творятся в Малой Азии. Как электрический ток, пробежала весть о восстании армян, вызванном кровавой расправой.
Поднялся народ и пошел навстречу смерти. Это борьба двух национальностей, одинаково ненавидящих друг друга. В Малой Азии совершалось что-то невероятное, таинственное, отчего кровь стынет в жилах.
В Галате полицейский задержал армянина с намерением вести его в часть. Армянин молил его, совал деньги и дело было почти улажено. Но на грех появился патруль солдат, который стремительно бросился на полицейского и отнял у него армянина.
— Куда ты ведешь его, — говорили они, — надо прикончить эту собаку и, несмотря на протесты полицейского, они закололи армянина штыками тут же, на улице.
В одном дачном местечке Карталь вырезали поголовно всех армян.
— Чтобы составить себе понятие, — говорит далее г-н Кази Бек, — о количестве убитых, я попросил одного знакомого турка показать мне, когда их подбирают. Он согласился. Около двух часов ночи я вышел на улицу. Стояла какая-то таинственно мертвая тишина, только по улицам тянулись длинными вереницами повозки, предназначенные для увозки трупов. Те самые, в которых в обыкновенное время собирают мусор. Их было что-то очень много и на каждую из них складывали по счету десять человек.
По сведениям число убитых христиан в одном Константинополе простирается до 6 тысяч человек. Сколько же их было в Армении и во всей Турции. Даже по турецким сведениям число жертв этой кровавой и возмутительной расправы Абдул Гамида намного превышает сто тысяч человек.
Не одни только христиане были предметом ненависти и массового преследования кровавого султана. Расправлялся он иногда и с единоверцами. Даже такие отъявленные фанатики мусульмане, как софты, несмотря на содействие, оказанное ими падишаху в армянской кровавой бойне, подвергались преследованию Абдул Гамида».
Ариадна Тыркова — автор романов «Ночью», «Жизненный путь», книги «Семь рассказов» с осени 1911 г. по осень 1912 г. провела с небольшими перерывами один год в Турции. Свои наблюдения она изложила в цикле публицистических очерков, печатавшихся тогда в основном в газете «Речь». В 1916 г. в очерке с некоторыми дополнениями были объединены в книгу под названием «Старая Турция и младотурки. Год в Константинополе». В книге показаны различные аспекты жизни Турции. Она состоит из
предисловия и семи глав: «Младотурецкий кораблик», «Выбры и открытие парламента», «Проливы и Россия», «Армяне», «Военное брожжение и провал младотурок», «Главари», «Вместо заключения».
«Борьба с такими хищниками-феодалами, которые как средневековые бароны, сидят в неприступных горных замках, составляет одну из трудных задач теперешнего турецкого правительства. Над большинством отдаленных провинций до сих пор оно не имеет настоящей власти. Беки теперь не могут платить налоги и когда приходят сборщики, они или откупаются от них несколькими золотыми, или выгоняют их при помощи своей вооруженной челяди. Есть помещики, за которыми числятся десятки тысяч турецких золотых недоимки, но эти долги нисколько не нарушают приятной и богатой жизни турецких феодалов. Зато крестьяне отдуваются за всех и аккуратно вносят так называемую dimes, т. е. около 12 1/2 % сбора натурой со всего урожая и производства. Причем, беззаконие доходит до того, что там, где влиятельные беки захватили чужие земли, налог собирается не с беков, не с фактических владельцев, а с земледельца, который, таким образом, за свою землю платит не только правительству, но и захватчику.
Особенно безнаказанно и жадно производились земельные грабежи в армянских провинциях, где курды-мусульмане, привыкшие считать армян вне закона, хватали все, что им хотелось. Во многих местах подлинные владельцы сохранили документы на свое право на землю, но и это не дает возможности восстановить фактическое владение. Партия дашнакцаканов одной из первых своих задач ставит возвращение этих участков армянским собственникам. Младотурки признают это требование справедливым и уже снаряжается комиссия реформ, на манер той, что была в Македонии. Армяне ничего не ждут хорошего от турецкого суда и поэтому ставят условием, чтобы комиссия решила земельные споры административным порядком, а не представляла их суду».
«Между дашнакцутюном и иттихадом состоялось формальное политическое соглашение, текст которого, вставленный в раму, висит на стене в редакции «Азатамарта». Я поглядывала на него, когда армянские заправилы рассказывали мне:
— Да, и в Ванском, и в Мушском вилайетах до сих пор происходят убийства. Совершают их курды. Один из главных разбойничьих атаманов, Саид, до сих пор остается безнаказанным. Теперь в Ване назначен новый вали, Измаил Хакки-бей. У него хорошая репутация. Но, конечно, и он будет стараться не отталкивать курдов. Турки считают их самым надежным элементом в этих вилайетах, граничащих с Россией. А нас, армян, -ненадежными. Во-первых, потому, что мы — христиане и нас не может не тянуть к России, где так много и наших единомышленников. Кроме того, у нас репутация революционеров. Хотя на самом деле постоянные гонения и притеснения сделали армян чересчур терпеливыми».
И напоследок хочу привести отрывок из речи курдского публициста, автора книги «Армянское национал-демократическое движение и геноцид 1915» Реджепа Марашли, произнесенные на одной из конференций в Брюсселе.
«Я родился и вырос в Эрзруме. Когда я узнал, что дом, в котором мы жили, родник, из которого мы пили воду и даже шкафы нашего дома сделаны руками армянских мастеров, я был поражен. Намного позже я узнал, что за пять лет до знаменитого съезда Ататюрка в Эрзруме, то есть до первой мировой войны, заседание последнего большого совета партии Дашнакцутюн состоялась в Эрзруме!   ______________________________________________________   Как можно было мыться в одном и том же hamamе (бане) с армянами, и это за 10 лет до официальной истории «оккупации»? (Примечание: согласно официальной истории Турции, армяне напали на Турцию спустя 10 лет после этого события…) Верно ли, что «наша страна была освобождена от вражеских оккупантов», или мы находимся на этих землях, как иностранные оккупанты? Неожиданно у меня появился встречный вопрос … Оказывается, что эти разрушенные сады принадлежали армянам …

Откуда я мог знать, что этот склад зерна, перед которым я проходил каждый день в течение 3 лет по пути в школу, был одной из самых знаменитых армянских церквей? Да, когда я узнал, что армяне были древним народом, жившим на этих землях на протяжении тысячелетий, а это от нас скрывали, я понял, что, наоборот, это мы страдаем «антиармянской враждой»: «Я понял, что все блестящие слова официальной истории были ужасной ложью, и глубокое возмущение поселилось в моей душе…». Не следует принимать всерьез слова официальной истории, она оставляет такие глубокие разрушения в человеке, что в это очень трудно поверить. Даже демократы, которые должны опираться на историю и занимать более достойную позицию, продолжают вести политику, основанную на идеологических постулатах официальной истории. Это свидетельствует о серьезности ситуации с фальсификацией исторической истины в Турции. Трудно достичь окончательного анализа ситуации, болезненной и кровавой эмиграции армян, греков, курдов, ассирийцев, понтийцев на этой земле, созданной «войной за независимость Турции»!

Курдские историки не любят много говорить об армянах, а армянские историки совершенно не понимают курдов. Для турецких историков смысл отношения к этим народам заключается в фразе: «Одни не лучше других!»

Надо ответить на вопрос, куда делся народ, о численности которого официальная статистика приводит такие данные: до первой мировой войны на территории, ныне называемой Турецкая Республика, проживало, по крайней мере, 18% армян, причем, в таких городах, как Ван, Битлис, Сивас это количество местами доходило до 30% от общей численности населения? Процент христиан достигал 25%, включая ассирийцев, греков и другие православные общины… Согласно данным немецкого консульства в Стамбуле, до 1-ой Мировой войны в Османской империи проживало 2 500 000 армян. Кроме того, в Османской империи, в соответствии с законом о выборах 1908 года, не мусульманам в парламенте было представлено 1 место на 100 тысяч человек. Во время последнего Совета представителей Османской империи «Osmanlı Meclis’i Mebusan » насчитывалось 27 представителей православных греков: это показывает, что в тот период в Османской империи проживало около 2,7 млн. греков, приверженцев греческой православной церкви (Обратите внимание, остается невыясненным, считали ли женщин и детей, чтобы определить количество депутатов). Как видим, даже искаженные официальные данные показывают, что эти народы – армяне, греки и ассирийцы – составляли как минимум четверть населения Турции. В настоящее же время речь не идет не то чтобы о 18% или 25%: в этих городах и регионах невозможно найти хотя бы 18 человек, принадлежащих к этим народам. Почему? Что случилось с этими людьми?

По данным 1914 г., в Османской империи только у армянского населения было 2538 церквей, 451 монастырь и 2000 школ. Сегодня их количество можно пересчитать по пальцам одной руки. Что случилось с прихожанами этих церквей, учащимися этих школ? Что случилось с этим народом? Как Турция, в которой, по оценкам чиновников, «99% мусульман, в основном, турок», была создана? В Сивасе, Харпуте (Харберт на армянском), в Эрзруме в эпоху сельджуков более половины купцов были армяне, почему сегодня не существует ни одного магазина? Что произошло в Ани, известном сотнями памятников, с Ани, самым красивым из красивых городов? Сияющим городом Ван, который в начале прошлого века был известен как «Жемчужина Востока», и почему они на сегодняшний день в руинах? Как города Ангора, Константинополис и Смирна были преобразованы в турецкие города Анкара, Стамбул и Измир? Я просто хотел узнать, что случилось.

Мысль написать что-либо по армянскому вопросу пришла ко мне в 1982 году. Это были дни путча 12 сентября (1982). В том же году я был в военной тюрьме в Стамбуле (Alemdag). В то время армянские организации по всему миру привлекли внимание к армянскому вопросу различными актами нападений на турецкие представительства. В связи с этим руководство Турции все более нагнетало антиармянский шовинизм во всех слоях общества. Во всех средствах массовой информации тиражировались оскорбления против армян, печатались такие заголовки, как «Собаки», «Предатели!», «Жалкие!». Разрабатывались многочисленные и разнообразные сценарии по унижению и дискриминации армян. Горстка армян, которая пыталась этому сопротивляться, не могла дальше оставаться в Стамбуле, и начала эмигрировать. С тех пор как я начал читать книги, статьи, все источники, где я находил что-либо о турецких армянах, некоторые начали думать, что я, вероятнее всего, армянского происхождения. Иначе, почему бы эта тема заинтересовала меня? Кроме того, в те годы, каждое 24 апреля, у нас была традиция переписываться с нашими товарищами: о геноциде и общенациональном армянском движении. Иногда мы прикрепляли плакаты к нашим решеткам, иногда мы проводили семинары. Каждый раз наша работа расширялась…

В 1984 году, во время моего судебного разбирательства в военном суде (Rizgar) Диярбакыра, в моем деле я добавил все, что мог запомнить из содержания этого первого выступления. Эта часть моей аргументации была впоследствии опубликована в виде отдельной статьи в газете Kürdistan Press. Работа была завершена в Эскишехир, в тюрьме Айдын, в 1990 году.

Вполне естественно, что мой интерес к истинной истории Турции не ограничивался лишь Армянским вопросом. Я искал ответы на такие вопросы, как отношения с народами, имеющими аналогичную судьбу и общую территорию, которые разделяют общую историю как с армянским, так и с курдским народами: греки, ассирийцы и понтийцы. Меня интересовало положение этих общин и религиозных групп, а также причины разгула национализма в Турции. В 1991 году, через друзей, живущих в Швеции, я послал результаты своей работы за рубеж. Сегодня я могу уверенно сказать: необходимо изучать поликультурную, многонациональную, поликонфессиональную, территорию Армении, Курдистана, Кавказа, Понта, Малой Азии, Месопотамии – весь исторический «ансамбль» региона, с его взаимосвязанными историческими и национальными отношениями. Я думаю, не зная армянской истории, не зная истории армянского и ассирийского народов, мы не сможем понять историю курдов. Не зная греков, не сможем понять историю Малой Азии, и, наконец, не понимая, не зная всего этого, мы не можем понять историю турецкого владычества. Невозможно объективно увидеть и оценить весь исторический процесс, пренебрегая и игнорируя другие народы, или же рассматривать их просто как «врага».

Мы обязаны осветить все «черные дыры» истории, в которых кроются причины многих социальных и политических проблем наших дней, а это означает, в первую очередь, что мы сталкиваемся с необходимостью понять Геноцид армянского народа 1915 года. Эта работа началась в тюрьмах Диярбекира в 1988 году и продолжалась даже в тюрьме в 1998 году в Анкаре (Ulucanlar ) и, наконец, была завершена в условиях политэмиграции в Берлине в 2004 году. Ее судьба является типичной для всей турецкой идеологической продукции.

Первая часть моей работы – «Анализ общей истории». В этой части я попытался дать объективный анализ исторических взаимоотношений народов многонациональной, поликонфессиональной, поликультурной территории Малой Азии и Месопотамии. Основной целью моей работы было желание показать ретроспективу, оглянуться назад, показать общие корни и взаимоотношения старейших коренных народов, которые жили на этих обширных территориях.

Вторая часть. Анализируя в своих работах процесс Геноцида, депортации, я часто наблюдал такой подход, где «виновным» или «ответственным» являлся тот, кто по сути должен был сам быть обвинителем, а именно: армянский народ обвинялся в сопротивлении турецким властям. При этом игнорировались чаяния армянского национального движения. Во всяком случае, официальная турецкая история осуждает армян и возлагает полную ответственность за все, что случилось, на них самих. С моей точки зрения, демократические требования армянского национального движения созданы на легитимной основе. Они так же законны, как законны требования греков, балканских народов, арабов, курдов и людей, живущих в других частях мира. Как мы можем осуждать демократические и законные требования армянского народа и прийти к обсуждению концепции геноцида?

Часть III «Геноцид 1915» — целиком посвящена концепции геноцида, ее осуществления и ее последствиям. Акт депортации и ее реализация, политическая ответственность геноцида возлагается на:

— Правящую политическую партию в 1915 году «Единение и прогресс»;

— Специализированную организацию, сформированную из убийц и преступников всех видов, освобожденных из тюрьмы для этой цели – Teskilat-Mahsusa;

— Хамидие курдских войск, созданный султан Абдул-Гамидом, которым правительство дало полномочия, чтобы убивать, воровать и грабить армян – Hamidiye Alaylari;

— Немецкое военное присутствие в Турции.

В этой части моя работа была дополнена описанием ограбления и истребления и других жертв геноцида: описана ситуация с греками, ассирийцами, езидами, понтийцами, «спасенных» женщин и детей. В этом разделе я также привожу различные точки зрения и документы. «Да, на этом уровне мы должны произнести истинное определение имя: Геноцид. Не «печальные события», «взаимная борьба» или «большая опасность»! Нет! Геноцид!»

Речь идет о системном процессе этнической чистки, преследующем цели преобразования многонациональной, поликонфессиональной, поликультурное страны в «национальное государство», где тюркизм будет единственной, доминирующей идеологией.

Мы говорим о механизме государства, построившего свои учреждения и аппарат с целью совершения убийства, исторического преступления против человечности. Мы не говорим о разовой интуитивной операции: напротив, мы говорим о последовательно примененных политических действиях на протяжении длительного периода. Это как если бы назвать преднамеренное убийство несчастным случаем. В этой части, я подробно остановился на трех примерах. Одним из таких примеров является «отношение Said-i Nursî et du Teşkilat-ı Mahsusa». Я сделал это намеренно, чтобы подчеркнуть роль мусульман, которые виновны в уничтожении восточного христианства путем геноцида. Делая это, я напоминаю мусульманским мыслителям и политикам, что во всех случаях они не вправе оставаться вне дискуссии, потому что они имеют такую же ответственность, какую и турецкие националисты. Вторым примером является «прообраз Муса Хаджи Бея» (Le prototype de Hacı Musa Bey). Основываясь на этом случае, я хотел бы по-разному рассмотреть вопрос отрицания Геноцида турецкими политиками, которые ищут предлоги, чтобы оправдать факты. Я хотел бы обсудить отношение мужчин, лидеров курдов, в этих происшествиях, их политическую переписку с центральным правительством, отношение традиционных лидеров или курдских политиков к факту геноцида. Третьим ярким примером является Sabiha Gökçen. На основании этого примера я хотел бы подчеркнуть, что местное и международное женское движение не придают должного значения трагедии тех женщин и детей, жертв геноцида.

«Между тем, они (курды и турки) «спасали» лишь женщин и детей, которых затем использовали как рабов и для удовлетворения похотей разных криминальных элементов, а многих исламизировали, лишив их этнической идентичности и национальных корней!»

«Вопрос о роли курдской общины, правящего класса, интеллигенции и крестьянства в Геноциде, о том, как курдское национальное движение, его учреждения, рассматривают вопрос о геноциде 1915 года, и какова их позиция, это было моим главным исследованием. Я должен признаться, что это было не так легко… Я говорю о моральном движении, к которому я принадлежу, и я чувствую себя ответственным за это общество и это движение. Не только силы Hamidiyé Alaylari, но и аширеты Asirets (курдские племена, способствовавшие Геноциду армян), и даже кумиры курдского национального движения заявили о своей полной поддержке преступным действиям партии «Единение и прогресс» в 1915 году, а затем и кемалистов. Курдское национал-демократическое движение должно освободиться от груза, который висит на нем. Я убежден в этом».

После ознакомления с этим материалом, я думаю, многие задумаются над вопросом, чьи же интересы защищает Вакил Мустафаев, отрицая и оправдывая геноцид, совершенный над меньшинствами в Османской империи.
От себя лишь добавлю, что, такие как Вакил Мустафаев не достойны даже лобызать ноги таким гуманистам как Реджеп Марашли. Такие дешевые политиканы как Вакил Мустафаев ему даже в подметки не годятся.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

10 − 5 =