Три храбрые девушки езидки уничтожают до 10 исламистов в день

tri-xrabrie-devushki-ezidki

Три езидские девушки – Рапарин, Роза и Дейджли, узнав о геноциде езидов в Ираке, покинули родные места в Турции и направились в Ирак, чтобы поквитаться с игиловками за геноцид езидов.

«Когда мы услышали о том, что ИГИЛ пришло в Шангал и там убивает женщин, мы решили остановить этот гуманитарный кризис – говорит младшая из троих, 22-летняя Роза. Одетая в камуфляж, вооруженная «калашниковым» и опоясанная шестью гранатами, она описывает, то, что произошло христианами и езидами как преступление против человечества.

«Когда пришли игиловцы, то они захватили всех женщин в рабство», – говорит она.

Этнические чистки езидов на горе Шангал начались в августе минувшего года, когда ИГИЛ устроило вооруженные рейды по местным селам. Вооруженные исламисты врывались в села и вытаскивали из домов мужчин, женщин и детей. Перепуганных, их выстраивали в два ряда: с одной стороны мужчины, с другой – женщины и дети. Мужчин заставляли отречься от езидизма и принять ислам. В случае отказа их вывозили в поле за деревню, там заставляли копать себе могилу, ставили на колени и убивали выстрелом в затылок. Женщин и девочек подростков вывозили в города Мосул и Ракка, где делали их секс-рабынями.

В беседе с корреспондентом MailOnLine Роза говорит: «В первую очередь они хотели избавиться от езидов, обратив их в ислам, а затем нанести вред их женщинам».

Именно акт геноцида езидов вынудил президента США Барака Обаму начать 7 августа авиаудары по ИГИЛ. Девушки же считают, что это – запоздалый ответ.

«Командир» Розы, Дейджли, уже опытная партизанка, рассказывает, что она слышала от бойцов, сражающихся в пещерах Шангала, что ИГИЛ начало уничтожать езидов 3 августа, за четыре дня до начала авианалетов США. «Мы выдвинулись из Турции уже 5-го августа – говорит она, добавляя, что езиды оказались в беспомощном положении, после того, как представители регионального правительства Курдистана и части Пешмерга покинули эти места.

«Мы узнали, что после отступления Пешмерга на горе остались обреченные на гибель дети, – продолжает рассказ девушка. – Вот почему в начале операции на Шангале, в отместку мы убивали иногда до 10 исламистов в день».

В результате трагедии на Шангале приблизительно 40 тыс. человек оказалось в положении беженцев без воды и пищи.

Деджили, уроженка Стамбула рассказывает, что путешествие в Ирак было крайне тяжелым. Стояла ужасная жара, но ее перенести помогли предыдущие тренировки.

Третья участница группы 26-летняя Рапарин, также прибывшая из Турции рассказала, что происходило в первые дни борьбы за Шангал. «Мы убивали до 10 исламистов в день – говорит она, находясь на наблюдательном пункте, с которого виден контролируемый игиловцами город Бара на западном склоне Шангала.

При поддержке авиации США и с помощью других курдских формирований девушки участвовали в создании коридора безопасности, позволившего многим езидам перебраться на сирийскую сторону.

«Мы едины с езидами и будем бороться с ИГИЛ, чтобы отомстить за то, что случилось с нашими женщинами», – говорит Дейджли.

Все три женщины являются членами Рабочей партии Курдистана – организации, десятилетиями противостоящей турецкому правительству, и признанной террористической в США, странах НАТО и Турции. Поэтому они раскрывают некоторые детали своей жизни в Турции.

«Президент Реджеп Тайип Эрдоган никогда не хотел достичь соглашения с нами, другие страны поддерживают его, полагая, что мы – террористы», – рассказывает Рапарин.

Недавно Турция провела бомбардировки позиций РПК и ИГИЛ в Ираке и Сирии.

РПК также помогает в формировании и подготовке «частей защиты Шангала», состоящих, как из мужчин, так и женщин-добровольцев. В настоящее время, по словам девушек, ситуация в Шангала несколько успокоилась, хотя, в целом, и продолжает оставаться напряженной. Множество их друзей полегло в боях, но сами они готовы сражаться до последнего дыхания для того, чтобы остановить исламский экстремизм.

«Отрубание головы, пожалуй, самая худшая вещь в мире. Ведь борьба – это когда две стороны идут друг на друга, но игиловцы так не поступают. Я не думаю, что подобное проповедуется любой религией», – считает Роза. По ее словам, когда игиловцы попадают в плен, часто обнаруживается, что они находятся под воздействием наркотиков, либо других психотропных веществ.

В то же время, девушки полагают, что пропаганда ИГИЛ значительно сильнее его боевой мощи.

«Все боятся этого ИГИЛ. Но они, на самом деле не столь сильны и не могут дальше продолжать бороться с РПК», – считает Рапарин.

Игиловцы, со своей стороны, очень жестоки в обращении с пленными езидами. Они насилуют женщин и обезглавливают мужчин.

Но, оперевшись на приклад автомата, Рапарин говорит: « Я не думаю, что игиловцы смогут пленить меня. Если это произойдет, я скорее покончу с собой», – говорит она.

«Мы все с этим согласны, – добавляет Дейджли – Многие мои друзья поступили подобным образом, будучи окруженными игиловцами».

Говорят, что боевики ИГИЛ очень боятся быть убитыми женщиной, ибо в этом случае они не обретут рая и посмертного воздаяния.

«Говорят, когда игиловцы узнают, что против них воюют женщины, они удирают»,– с ироничной улыбкой говорит Роза. А Дейджли добавляет: « Я убила многих, и уверена, что никто из игиловцев не обрел на небесах прекрасных гурий».

РПК, помимо того, что находится на передовой борьбы с ИГИЛ в Ираке и Сирии, также активно поддерживает внедрение равенства между мужчиной и женщиной на Ближнем Востоке.

«Речь идет не только об участии женщин в вооруженной борьбе, но также и в принятии ключевых решений и формировании политики», – считает Дейджли.

Боевые девушки называют своей целью «обеспечение демократии и свободы для женщин», а начать это дело хотят с курдского народа.

«Мы хотим для начала обеспечить эти принципы в Курдистане, чтобы научить им остальной мир. Ведь Курдистан – единственное место на земле, где голос женщины все более слышен», – полагает Деджли.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четыре × 5 =