В «Турции» тысячи езидов бежавших из Сирии живут в стихийно возникшем лагере беженцев

s7sW4WsUzF0До конца следующего года число беженцев из горячих точек, добравшихся до Европы, составит три миллиона человек — это цифры, которые прогнозирует верховный комиссар ООН по делам беженцев. Уже в феврале ежедневно в Старый Свет будут прибывать пять тысяч человек, и это по самым умеренным подсчетам.

Глава МВД Германии предложил ввести ограниченный статус для тех, кто бежал из Сирии, и запретить нелегалам привозить семьи. Так Берлин пытается справиться с наплывом беженцев, но ведь другая сторона медали банальна, понятна, и состоит именно в том, что лишь прекращение сирийского конфликта может прекратить и поток бегущих.

Съемочная группа Первого канала побывала в турецком лагере беженцев, где спасаются те, против кого ИГИЛ устроило настоящий геноцид — езиды. Захватив города на севере Ирака, террористы расправились с общинами тех, кого считают еретиками, с особой жестокостью, не пожалев даже грудных младенцев.

«Мы все жили в Кобани — это всего в 15 километрах отсюда. А сейчас вот где мы живем! И это еще хорошо, я каждый день думаю о том, как мне повезло», — говорит беженка Фриа Баке.

Те, кому не повезло, погибли. А они выжили под пулями боевиков ИГИЛ и успели протиснуться в открытый Турцией коридор для беженцев. Но на этом их везение закончилось. Одинаковые палатки у всех не должны вводить в заблуждение. Их приобретение — это разовая акция нескольких благотворительных организаций, но никакой регулярной финансовой помощи беженцы, живущие здесь, не получают.
Это – неофициальный, стихийный лагерь. Город для тысячи человек, таких на турецко-сирийской границе – десятки. Конкретно в этом живут сирийские езиды — «неверные», подлежащие физическому уничтожению, как решили эмиссары ИГИЛ. Год назад Анкара под давлением турецких курдов позволила жителям Кобани переждать здесь войну, и, кажется, забыла про них.

Внутри все предельно просто — пол уложен кирпичами и деревянными
досками, а сверху покрыт тонким ковром. Спят люди на обычных матрасах. Собственно, это все, что осталось у семьи, живущей здесь. Палатка хорошо продувается, и летом это неплохо, но беженцы с ужасом ждут наступления зимы.

«Ширин видела, что случилось с ее отцом, а Асмет и Шуекет его плохо помнят, поэтому я им ничего не рассказываю», — говорит беженка Бирибан Шахин.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

двенадцать + 2 =