Христианство в Ираке до и после демократии

Христианство в Ираке до и после демократии

ezdixannews.com

ezdixannews.com

После свержения в Ираке режима Саддама Хусейна и иностранной оккупации страны ситуация с правами немусульманских меньшинств Ирака (ассирийцев, езидов, сабеев) ухудшается с каждым днем.

Тема 5-летия со дня начала военной кампании против Ирака началась на нашем сайте с бурной дискуссии вокруг статьи политического обозревателя Михаила Тюренкова «В Багдаде неспокойно (напоминание русским).» Хотелось бы обратить внимание на некоторые комментарии, на которые обычно внимания обращать не принято, во-первых поскольку их грубый тон и неясные обвинения противоречат всем известным правилам выражения мнения, во-вторых потому, что высказанные утверждения кажутся настолько очевидно абсурдными, что и смысла в ответе нет. Однако мы все же обратим внимание на несколько реплик:

«В том, что Иракский народ голодал виновато только правительство государства Ирак и никто более».

« Нам скорее угрожает исламский мир, чем Америка или Запад.»

« Что делает мусульманская пропаганда на православном сайте?»

Ответим на заданный вопрос: к сожалению, одна из устойчивых тенденций манипулирования общественным сознанием в средствах массовой информации заключается в упрощении фактов, примитивизации описаний и подмене понятий. Бомбардировки очень удобно назвать борьбой против определенного неугодного политического лидера, подчеркнув, что война ведется не против народа, а против, допустим, президента. Однако в таком тексте не будет сказано, что погибают в результате бомбардировок не политические лидеры, а самые беззащитные граждане страны – мирное население. Кто виноват в бомбардировках – тот, кто сбрасывает бомбы или тот, кто отказывается подписать нужный другим странам договор? В сегодняшнем политическом мире этот вопрос не имеет однозначного ответа.

Почему у читателей не возникает вопросов по поводу освещения бомбардировок Сербии, но непонимание вызывает освещение подобной ситуации в Ираке? Потому ли что сербы – православные братья, а Ирак, по выражению в комментарии – «исламский мир»? Получается, что убийства людей одного вероисповедания мы оплакиваем, а людей другого – приветствуем? Может быть и заповедь «Не убий» должна пониматься только в значении «Не убий брата по вере»? Такая логика как раз и напоминает логику ряда религий, в которых убийство неверного считается добродетелью, и противоречит христианской морали. Христос велит возлюбить ближнего своего как самого себя. И Ему задают вопрос – кто же этот ближний? Тогда Господь рассказывает притчу о милосердном самарянине: на человека напали разбойники и жестоко его избили. Мимо него равнодушно прошли священник и левит, а подошел человек, не принадлежавший к истинной вере – самарянин. Подошел и оказал помощь сполна. Вот его Христос и называет ближним.

В Ираке страдают люди, погибают тысячи мирных жителей, тысячи детей – разных вер, разных национальностей – они гибнут при взрывах и от бомбардировок. В Ираке разрушается старейшая мировая культура – колыбель цивилизации. И наш долг человеческий хотя бы сострадать тем, кто находится в беде. В этой войне гибнут и тысячи американцев – по разным обстоятельствам оказавшиеся там и за каждой жизнью еще десятки судеб, семей, слез и молитв матерей. Война не бывает не трагичной. В беде находится и множество христиан, множество православных верующих. Мы подготовили небольшую подборку о православии в Ираке за последние 5 лет, готовится и подробный рассказ об истории христианства в этой стране.

3% христиан

hEsp_YMgAdE

h1MSSRFvsoQ

По данным Международной православной благотворительной службы IOCC, в Ираке проживает около 140 000 членов православных и нехалкидонских Церквей, которые принадлежат к Антиохийскому патриархату, Сирийской православной и Армянской Апостольской Церквам. Христиане составляют около 3 % от 24-миллионного населения Ирака.

Стремиться к миру и согласию

На встрече 6 марта 2006 г. Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия 2 с чрезвычайным и полномочным послом Ирака в Российской Федерации Аббасом Халафом Патриарх отметил: «Нельзя не заметить гегемонии одной державы. Мы этим сильно встревожены, ведь если все же начнутся военные действия, то погибнут мирные люди, которые никак не причастны к конфликту и хотят видеть свое будущее вне войны. Пострадают в первую очередь старики, женщины и дети.

Говорят о »точечных ударах». Но мы же знаем о том, что так называемые »точечные удары», наносимые авиацией НАТО в Югославии, привели к гибели мирного населения и разрушению национальных святынь. Более того, зачастую эти »точечные удары» и вовсе не достигали военных целей — от них страдали гражданские объекты.

Вообще ситуация на Ближнем Востоке — очень взрывоопасна. В этом регионе проживает много национальностей, исповедующих различные религии, там переплетены интересы многих государств. Военные действия в Ираке могут негативно отразиться на ситуации на всем Ближнем Востоке, а это — очень большой регион. Мы знаем из истории, насколько опасным бывает разжигание вражды между различными нациями. Нужно стремиться к миру и согласию, а не к вражде»

Гробница пророка Даниила

30 июля 2006 года в Ираке была уничтожена гробница ветхозаветного пророка Даниила, расположенная в городе Баакуба (Baquba) к северу от Багдада.

По словам представителей местных властей, в район Баакубы, где располагалась гробница, прибыли несколько десятков боевиков и заминировали строение большим количеством взрывчатки. Взрыв, сообщили местные власти, был такой силы, что строение полностью сравняло с землей. Уничтожив гробницу, боевики беспрепятственно скрылись.

Через несколько часов после взрыва, эта же группа боевиков совершила нападение на деревню в пригороде Бакубы, где взяла в заложники 13 человек. К какой группировке принадлежат уничтожившие гробницу боевики, пока не установлено.

От американских бомб погибнут и христиане – интервью перед началом войны

Корреспондент НГ-Религии встретился с настоятелем московского храма Ассирийской Церкви Востока священником Самано Одиши и попросил рассказать его о том, что происходит сейчас в Ираке.

— Отец Самано, будучи гражданином Ирака, не могли бы вы рассказать, какие христианские Церкви есть в Ираке, где большинство населения исповедует ислам?

— В Ираке много различных христианских Церквей. В первую очередь это наша Ассирийская Церковь Востока (АЦВ), кроме того, есть униатская Халдейская Церковь, Армянская Церковь, ряд протестантских деноминаций. Всего в Ираке, где живет 23 миллиона человек, около 1 миллиона христиан.

— Существуют ли в Ираке конфликты между христианами и мусульманами?

— В целом отношения между христианами и мусульманами у нас хорошие. Раньше конфликты были, сейчас христиан даже уважают. Проявления мусульманского экстремизма единичны, в основном они встречаются на территории Северного Ирака.

Саддам Хусейн не допускает разжигания экстремистских настроений. В Ираке сейчас установлен светский националистический режим.

— Как бы вы охарактеризовали политику Саддама Хусейна в области религии?

— Правящая партия «Баас» проводит политику религиозного плюрализма. Все религиозные общины Ирака поддерживаются государством. Существует даже специальное министерство, которое ведает делами религий. Правительство, например, оказывает помощь при строительстве храмов, причем не только мусульманских или христианских, но и других религий.

Проблемы могут возникать только из-за того, что ассирийцев в Ираке официально не признают как нацию. Мы же считаем себя отдельным народом, со своими корнями и традициями.

— Насколько, с вашей точки зрения, велика вероятность войны между Америкой и Ираком?

— Конечно, этот вопрос надо адресовать политикам. Но у всех иракцев есть ощущение, что война неизбежна. Со стопроцентной уверенностью я могу сказать, что война будет.

И начнется она не из-за того, что в Ираке якобы существует ядерное оружие, а потому, что таково желание США. И желание это, на мой взгляд, не очень аргументировано, по крайней мере нам оно непонятно. Наша страна сотрудничает с международными организациями и делает все возможное, чтобы избежать войны.

— И тем не менее у американцев христианский менталитет. Не означает ли это, что США в ходе боевых действий постараются наносить точечные удары, чтобы уменьшить потери мирного населения, в том числе и христианского?

— Не думаю, что Америка будет выбирать, кого бомбить больше, а кого меньше. Не уверен, что это вообще возможно. В случае удара пострадают и мусульмане, и христиане. При этом христиане даже пострадают сильнее, потому что их в процентном отношении меньше. Кроме того, США никогда ничего не делали для иракских христиан. Они помогали только мусульманам и оппозиционным курдам. Например, с американской помощью курды получили автономию. США только разрушали единство нашего народа.

— Как Ирак готовится к войне?

— Мы ничем не можем защитить себя, поскольку Ирак не в силах воевать против всего мира. Люди боятся. Уже сейчас все, кто может, уезжают, особенно христиане. Многие едут в Америку, Австралию, Европу. В случае войны иммиграция обязательно усилится.

— Каков статус АЦВ в России? Это миссия или национальная Церковь?

— Мы считаем себя национальной Церковью для ассирийцев. Наша проповедь обращена только к тем ассирийцам, которые хотят вернуться в лоно своей Церкви. Но мы не миссия. АЦВ отказалась от своей миссионерской роли уже несколько веков назад. Это принципиальная и сознательная позиция, так как сам ассирийский народ очень сильно пострадал от миссионеров. В XIX веке среди ассирийцев проповедовали католики, православные, немецкие лютеране, пресвитериане и многие другие. В результате сегодня наш народ не только рассыпан по всему миру, но и принадлежит к разным Церквам. Например, большая часть ассирийцев в США — пресвитериане. Есть ассирийцы пятидесятники, баптисты, православные, католики, лютеране и т.д. Поэтому мы принципиально против миссионерства и прозелитизма.

— В 1898 году к Русской Православной Церкви присоединились 8 тысяч ассирийцев. Находите ли вы общий язык с РПЦ сейчас?

— У нас очень хорошие взаимоотношения. Первый камень московского храма был заложен епископом Ирака вместе с представителями Московского Патриархата.

Мы, наверное, единственная Церковь, у которой нет взаимных претензий с РПЦ. Русская Церковь нам близка, потому что это традиционная Апостольская Церковь. В этом смысле она нам ближе, чем, скажем, ассирийская лютеранская Церковь, у которой нет апостольского преемства. У нас много общих святых. По сути, мы такие же православные.

Что касается унии с Русской Православной Церковью, то ее больше не будет. Вопрос унии сейчас не стоит, поскольку мы считаем себя такой же Православной Церковью, как и Русская. Сто лет назад к РПЦ могли присоединиться все ассирийцы, но этого не произошло. Уния не получила развития, поскольку было нарушено основное условие: ассирийцы должны были присоединиться к РПЦ, сохранив свой обряд, вероучение, язык, а не переходить из одной Церкви в другую. Это обещание не было сдержано, и практически все ассирийцы вернулись в свою традицию.

Сейчас остались отдельные общины ассирийцев, которые считают себя русскими православными, например две маленькие церкви в Багдаде. При этом АЦВ всегда готова к богословскому диалогу с православными.

Спустя 3 года. Христиане вынуждены бежать

Зверское убийство священника одной из представленных в Ираке конфессий — нехалкидонской Сирийской Православной Церкви — стало очередным подтверждением того, что против христианского населения страны развязана настоящая террористическая война. Христиане вынуждены бежать как из-за того, что они лично подвергаются угрозам со стороны мусульманских экстремистов, так и ввиду общего ухудшения ситуации в Ираке.

Все чаще мусульмане нападают на христиан. Исламские террористические группировки совершили несколько атак на церкви и христианские кварталы, взорвав начиненные взрывчаткой автомобили. Цифры, приводимые христианским лидером, свидетельствуют о росте числа беженцев на 75% по сравнению с 2004 годом. Тогда, спустя год после начала вооруженного вторжения в Ирак войск США и их союзников, сообщалось о бегстве в Сирию 20 000 христиан.

О страданиях христиан, остающихся в Ираке, рассказал бежавший в Швецию священник Адрис Ханна. Фрагменты его письма приводятся на сайте Asia News.

«Христиане живут в обстановке ужаса в Мосуле и Багдаде. Несколько священников были похищены, девушек насилуют и убивают; пару дней назад четырнадцатилетний мальчик был распят в христианском пригороде Басры».

Отец Ханна сообщил о своем разговоре с группой монахинь, которые подверглись жестокому нападению и ограблению на пути из Багдада в столицу Иордании Амман.

«Мы должны сделать все, что в наших силах, чтобы остановить бойню… Мы должны что-то сделать», — призывает иракский священник в конце своего письма.

До начала войны христиане составляли около 3% 26-миллионного населения Ирака.

Епископ Феофан: И на нас тоже лежит ответственность за эту войну

Перед самым началом войны в Ираке побывала делегация духовных лидеров из России. Русскую Православную Церковь представлял епископ Магаданский Феофан (Ашурков). Об этой поездке и о позиции РПЦ в отношении американской агрессии епископ Феофан рассказал в интервью «Независимой газете«.

-Ваше преосвященство, каковы ваши впечатления от поездки?

— Когда мы прибыли в Ирак, война уже была на пороге. Но иракский народ сохранял удивительное спокойствие духа, не было никакой паники. Люди, живущие там, произвели на нас глубочайшее впечатление — это удивительные люди. Мы посетили мечети на много тысяч человек, христианские храмы и увидели обычное мирное население, чрезвычайно дружелюбное и при этом отчаянно смелое. Меня поразила их вера. И мусульмане и христиане в один голос говорили, что верят в Единого Бога и покорны Его священной воле.

Готовясь к атаке, США полагали, что война будет краткой, что их путь будет усыпан цветами, брошенными под ноги освободителей угнетенного тиранией иракского народа. Но время показало, что этого не произошло, потому что народ Ирака уже тогда был готов героически защищать свою родину.

— Говорят, в предвоенном Ираке усилилась иммиграция, начался отток мирного населения. Вы этого не заметили?

— Если бы происходил сильный отток — это было бы заметно с первого взгляда. Мы видели, может быть, две-три машины, груженные скарбом и людьми. Но предвоенного бегства не было. Многие говорили, что останутся на священной земле, данной им Богом, и будут биться за нее до последней капли крови.

— Действительно ли в национальном чувстве иракцев достаточно сильна религиозная мотивация?

— Заверяю вас, что религиозное чувство пронизывает сейчас всю жизнь иракцев. Это их вера в правое дело, вера в Бога и в Его помощь. В конце концов вера в то, что, умерев, они попадут в рай. Уверен — это глубочайшее религиозное чувство поможет им выжить.

— Вы провели в Ираке неполных два дня. С кем вы встречались?

— К сожалению, у нас не получилось нанести все запланированные визиты. Первоначально была договоренность о встрече с вице-премьером Ирака Тариком Азизом и даже ожидалась встреча с Саддамом Хусейном. Однако на второй день мы были вынуждены покинуть страну, так как в тот день вылетал последний самолет перед закрытием воздушного пространства.

И все же мы успели встретиться с муфтием Ирака, с министром вакуфов и по делам религии Ирака Абдель Мунейм Ахмед Салехом и множеством журналистов. Все наши встречи транслировались по иракскому телевидению. Для иракцев было очень важно, что накануне войны духовенство из России прибыло с мирной миссией и моральной поддержкой.

Было заметно, что они очень тепло относятся к России и возлагают на нее большие надежды. Поэтому и на нас тоже лежит ответственность за эту войну. Россия должна отстаивать свои национальные интересы, ведь, по сути дела, мы уже «сдали» Югославию. Теперь Ирак. Кто будет следующим? Россия — великая держава, и она должна стать одним из полюсов многополярного мира. Поэтому в данном вопросе Русская Православная Церковь поддерживает жесткую позицию нашего президента и МИДа.

— Не заметили ли вы напряженности в отношениях между мусульманами и христианами Ирака перед началом боевых действий и притеснений христианского меньшинства со стороны правительства Хусейна?

— Насколько я знаю, между христианами и мусульманами в Ираке всегда сохранялись отношения веротерпимости. Война же их еще больше сблизила.

Когда говорят, что Ирак — страна диктатуры, это не совсем верно. Христиане свободно живут в Ираке, их никто не притесняет. И даже в это сложное время, встречаясь с министром по делам религий Ирака Абдель Мунейм Ахмед Салехом, мы обсуждали вопрос о возможности открытия прихода РПЦ в Ираке. Министр был рад нашему предложению и обещал этому способствовать.

Какой бы ни была американо-британская пропаганда в отношении Саддама Хусейна, я почувствовал среди населения не неприязнь, а уважительное отношение к своему лидеру. Не побоюсь даже сказать, что люди героически сплотились вокруг него.

— Каковы, на ваш взгляд, причины и возможные последствия агрессии Соединенных Штатов?

— Многие называют действия Буша местью за события в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года. Я с таким мнением не согласен. Ведь до Ирака было множество примеров амбициозного поведения США, в частности в Югославии. Сами события 11 сентября — это следствие определенной политики руководства этой страны. Пользуясь ситуацией в мире, США решили идти по пути создания однополярного мира с одной супердержавой в центре. А это очень опасно, так как порождает неизбежную цепную реакцию терроризма, ставшего новым вызовом человечеству.

То, что делают Соединенные Штаты, раскалывает мир. С одной стороны — США, Великобритания, Испания, с другой — Франция, Германия, Россия. Уже ясно, что демаркационная линия прошла не по Ираку, а через весь мир. О какой же глобализации и интеграции может идти речь в данной ситуации?

— С точки зрения Православной Церкви может ли военное вмешательство в дела другой страны быть оправданным?

— Да, силовыми методами можно и даже нужно воевать с терроризмом. Но при этом нельзя забывать, что с терроризмом нельзя бороться ковровыми бомбардировками, его нельзя победить ценой уничтожения экономики и мирного населения целой страны. Для борьбы с терроризмом существуют спецслужбы. Кроме того, не следует забывать, что Ирак — это суверенное государство, которое имеет легитимную власть и народ которого имеет право сам определять свою судьбу. Никому не позволено решать судьбу чужого народа, тем более с помощью оружия. Иначе на очереди будут Иран, Северная Корея, а потом и Россия.

Ситуация с правами немусульманских меньшинств Ирака ухудшается с каждым днем

Представители ассирийцев — древнего народа, проживающего в Северном Ираке, Иране, Сирии, Турции объединились в Фронт спасения Ассирии, который обратился в ходе пресс-конференции в РИА Новости к России с просьбой инициировать рассмотрение в ООН проблем христианских меньшинств Ирака.

«Мы хотим, чтобы Россия — великая держава, являющаяся постоянным членом СБ ООН, инициировала рассмотрение ассирийской проблемы мировым сообществом», — заявил заместитель председателя Региональной Национально-Культурной Автономии ассирийцев Москвы Иосиф Зая, выступая от имени Фронта.

По его словам, после свержения в Ираке режима Саддама Хусейна и иностранной оккупации страны ситуация с правами немусульманских меньшинств Ирака (ассирийцев, езидов, сабеев) ухудшается с каждым днем.

«Положение ассирийцев выглядит удручающим даже на фоне трагедии всех народов Ирака, только за последние четыре года две трети ассирийского населения Ирака вынуждены были бежать в соседние страны», — подчеркнул Зая.

В настоящее время в Ираке, по приблизительным оценкам, проживают около 600 тысяч ассирийцев. Проживают они в основном в северных районах страны (город Мосул) и в Багдаде.

Общины ассирийцев есть также в России, Ливане, США, Швеции, Грузии, Армении, Германии, Великобритании и других странах. Современные ассирийцы считают себя потомками говоривших по-арамейски жителей Ближнего Востока, принявших в I веке христианство. Своей исторической родиной ассирийцы считают область Междуречья — Мессопотамию, расположенную между реками Тигр и Ефрат, сейчас это территория Ирака. По разным источникам, общая численность ассирийцев не превышает четырех миллионов человек.

По материалам Риа Новости, НГ-религии, Патриархия.ру

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

19 − 8 =